Военная история  

III рейх

III reich - Третий рейх

1 тд
2 тд
3 тд
4 тд
5 тд
6 тд
7 тд
8 тд
9 тд
10 тд
11 тд
12 тд
13 тд
14 тд
15 тд
16 тд
17 тд
18 тд
19 тд
20 тд
21 тд
22 тд
23 тд
24 тд
25 тд
26 тд
27 тд
116 тд "Виндхунд"
155 тд
155 рез. тд
178 тд
179 тд
179 рез. тд
232 тд
233 тд
233 рез. тд
273 рез. тд
тд "Кемпф"
Учебная тд
тд "Норвегия"
тд "Фельдхеррнхалле"
"Фельдхеррнхалле-2"
тд "Курмарк"
тд "Гольштейн"
тд "Силезия"
тд "Ютербог"
тд "Мюнхеберг"
тд "Берген"
тд "Клаузевиц"

 

Второе формирование 14-й танковой дивизии
и боевые действия в 1943-1944 годах

         После полного уничтожения под Сталинградом, 14-я танковая дивизия, имевшая теперь прозвище «Сталинградская», была повторно сформирована в Западной Франции, в Бретани, с марта по август 1943 года, находясь в резерве 1-й полевой армии группы армий «Д».

         36-й танковый полк (Panzer Regiment 36) 14-й танковой дивизии начал свое второе формирование 17 февраля 1943 года и состоял из двух танковых батальонов. 25 апреля началось формирование III-го батальона. В нем предполагалось иметь 2 роты средних танков Pz.Kpfw IV (9-я и 11-я) и 2 роты штурмовых орудий StuG III (10-я и 12-я). Штурмовые орудия поставлялись в июле–августе 1943. 24 июля по указанию генеральной инспекции танковых войск новая организация 36-го танкового полка предусматривала вооружение I-го танкового батальона танками «Пантера».

         22 февраля 1943 г. было назначено новое формирование (Wiederaufstellung) 14-й танковой дивизии из оставшейся вне Сталинградского «котла» смешанной боевой группы.  Формирование дивизии началось в середине марта во Франции, в Бретани, в районе Ангерс (Angers).

         1 апреля 1943 года новым командиром дивизии был назначен полковник Фридрих Вильгельм Зиберг (Friedrich Sieberg).  До этого он руководил курсом тактики в танковой школе (1940–1943). 1 июня 1943 года Фридрих Зиберг был произведен в генерал-майоры.

Полковник Фридрих Вильгельм Зиберг,
командир 14-й танковой дивизии, апрель 1943 г.
(Friedrich Sieberg)

Полковник Зиберг, командир 14-й танковой дивизии

         В сентябре 1943 г. 14-ю танковую дивизию в Нанте посетил с проверкой генерал-полковник Гудериан (Generaloberst Guderian), занимавший в то время должность главного инспектора танковых войск вермахта.

         1 и 2 октября дивизия провела заключительные занятия по боевой подготовке. 4 октября 14-я танковая дивизия получила приказ для подготовки к транспортировке на Восточный фронт. 7–15 октября личный состав и материальная часть дивизии были доведены до штатного состава.

Организация и оснащение III-го танкового батальона
на 15 октября 1943

      Штаб батальона (Stab III.Abt.)
      Штабная рота (Stabskp.)
         Взвод связи (Nachr.Zug) – 3 Bef.Pz. III
         Разведвзвод (Aufkl.Zug) – 5 Pz. IV lg.
         Сапёрный взвод (Pi.Zug)
         Опознавательный взвод (Erk.Zug)
         Зенитный взвод (Fla-Zug)
      9-я рота (22 Pz.IV lg)
      10-я рота (22 StuG III)
      11-я рота (22 Pz.IV lg)
      12-я рота (22 StuG III)

         Всего в III-м смешанном танковом батальоне было 3 командирских танка Bef.Pz. III, 49 средних танков  Pz.Kpfw IV с длинноствольной пушкой и 44 штурмовых орудия StuG III. В 36-м танковом полку также имелись 9 командирских танков и танковый огнеметный взвод из 7 огнеметных танков FlammPz.III.

         15-17 октября части дивизии производили погрузку в железнодорожные эшелоны и начали транспортировку на Восточный фронт в Украину в группу армий «Юг». I танковый батальон был отставлен для учебных задач во Франции в Мезьер-ан-Бренн (Mezieres-en-Brenne) восточнее Пуатье (Poitiers). Сначала батальон обучался на французских трофейных танках. В конце октября I танковый батальон получил 160 человек пополнения 1925-го года рождения, которых нужно было подготовить для экипажей танков.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в конце 1943 г.

         В конце октября части 14-й танковой дивизии, преодолев 2,5 тысячи километров, прибыли на Восточный фронт в Украину и выгрузились в Каменка-Знаменке.  26 октября дивизия вошла в состав XXXX (40-го) танкового корпуса 8-й армии генерала пехоты Отто Вёлера (Otto Wöhler) группы армий «Юг». В состав XXXX-го танкового корпуса кроме 14-й танковой дивизии входили 24-я танковая дивизия, 376-я пехотная дивизия, и части 3-й панцергренадерской дивизии СС «Мертвая голова».

         Чтобы остановить продвижение советских войск севернее Кривого Рога, была создана мощная танковая группировка из четырёх танковых дивизий: 14-й, только что прибывшей из Франции, 11-й и 23-й, переброшенных с других участков фронта и 24-й, прибывшей из Италии. Утром 28 октября эта группировка нанесла контрудар по советским войскам северо-западнее Кривого Рога. Развернулось ожесточенное сражение. Немецкие танки смогли оттеснить советские войска на 15-20 км на восток, но, натолкнувшись на сильную противотанковую оборону, понесли большие потери. Только за первые два дня боёв четыре немецкие танковые дивизии потеряли 150 танков.

         28 октября 14-я танковая дивизия начала боевые действия севернее Кривого Рога в составе LVII (57-го) танкового корпуса генерал-лейтенанта Фридриха Кирхнера (Friedrich Kirchner) 1-й танковой армии группы армий «Юг».

         Из самоходных частей дивизии была сформирована боевая группа «Лангкейт»
(Kampfgruppe Langbeit) под командованием командира 36-го танкового полка Лангкейта. В состав группы вошли 36-й танковый полк (Panzer-Regiment 36), I батальон 103-го панцергренадерского полка на полугусеничных бронетранспортёрах (I./Panzergrenadier-Regiment 103), 14-й самоходный разведывательный батальон (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 14), 1-й дивизион 4-го самоходного артиллерийского полка (I./Panzer-Artillerie-Regiment 4), 4-й противотанковый дивизион (Panzerjäger-Abteilung 4) и 3-я рота 13-го самоходного сапёрного батальона (3./Panzer-Pionier-Bataillon 13).

         28 октября боевая группа Лангкейта сосредоточилась к западу от Владимировки. Она начала продвижение на север вдоль линии железной дороги, пока не достигла станции Чабановка. В районе станции группа Лангкейта впервые столкнулась с советскими передовыми отрядами, сопротивление которых было быстро сломлено. Затем боевая группа Лангкейта атаковала советские войска в районе села Павловка, нанося удар на левом фланге в направлении на запад. Пройдя 2 км, немецкая танковая колонна подошла на расстояние 800 м от советских оборонительных позиций, откуда по ней открыла огонь советская артиллерия. В легком тумане появилось несколько T-34. Немецкие танки, стреляя на ходу, быстро двигались вперёд по замороженной земле. Панцергренадеры спешились и начали продвигаться позади танков. Достигнув советских позиций, танки сходу прорвались через них. Командирское подразделение Лангкейта и рота «Пантер» ворвались в село. Советские противотанковые пушки стреляли из замаскированных позиций. Периодически появлялись советские танки.

         Затем Лангкейт повел наступление на советскую оборону в колхозе Жаровка. 1-я и 2-я танковые роты атаковали колхоз с фронта, в то время как 3-я и 4-я роты обходили колхоз с флангов. В колхозе снова вспыхнул встречный танковый бой. Танки вступали в бой с танками и противотанковыми пушками. Две фланговые роты, сопровождаемые панцергренадерами, нанесли удар по колхозу. При поддержке танков панцергренадеры подавляли очаги сопротивления советских войск своим стрелковым оружием и ручными гранатами. Оказывая ожесточённое сопротивление, советские войска были вынуждены отступить. Колхоз Жаровка был захвачен группой Лангкейта. В этот день она уничтожила или захватила 33 танка, 6 противотанковых пушек и 12 грузовиков. Кроме того, было взято большое количество пленных.

         29 октября боевая группа Лангкейта получила приказ наступать на восток через реку Ингулец. После совещания у командира группы на железнодорожной станции Кузовка, в 7 часов утра боевая группа Лангкейта двинулась вперед. Группа прорвалась через первую позицию советских войск и вышла из зоны действия противотанковых пушек, открыв при этом путь для продвижения панцергренадеров. Подразделения 108-го панцергренадерского полка, поддержанные пикирующими бомбардировщиками, вошли в Водяную. В последних числах октября 14-я танковая дивизия продолжала контратаки в условиях начавшейся распутицы.

         На второй день боёв, 29 октября, командир дивизии генерал-майор Фридрих Зиберг (Friedrich Sieberg) и его оперативный офицер обер-лейтенант фон дер Планиц были тяжело ранены осколками снаряда из советской противотанковой пушки на высоте у Толстой. Зиберг умер 3 ноября (по другим данным 6 ноября) в кировоградском госпитале. Зибергу было посмертно присвоено звание генерал-лейтенанта.

         Исполняющим обязанности командира 14-й танковой дивизии был временно назначен командир 108-го панцергренадерского полка полковник Карл-Макс Грэссель (Karl-Max Gräße), а с 31 октября - полковник Мартин Унрейн (Martin Unrein). 6 ноября исполняющим обязанности командира 108-го панцергренадерского полка был назначен майор Гейнц фон Брезе-Виняри (Heinz Wittchow von Brese-Winiary).

Майор Гейнц фон Брезе-Виняри
Heinz Wittchow von Brese-Winiary

Майор Гейнц фон Брезе-Виняри

         В ноябре 14-я танковая дивизия продолжала бои северо-восточнее Кривого Рога в составе LVII-го танкового корпуса 1-й танковой армии. За 16 дней интенсивных боев (с 28 октября по 12 ноября) дивизия потеряла 28 танков Pz. IV и 25 штурмовых орудий StuG III. 9 танков Pz. IV и 12 САУ сгорели в бою; 6 танков Pz. IV и 1 САУ были подбиты и нуждались в заводском ремонте;  6 штурмовых орудий StuG III из-за боевых повреждений остались на территории противника;  6 танков Pz. IV и 4 штурмовых орудий StuG III были оставлены на территории противника из-за поломок; 7 танков и 2 штурмовых орудия вышли из строя на марше и были брошены из-за невозможности отбуксировать их в тыл. Затем дивизия была направлена в резерв 1-й танковой армии ГрА «Юг» (1. Panzerarmee HG Süd).

         20 ноября боевая группа Лангкейта атаковала район севернее Ганновки. Развился большой танковый бой, в котором были подбиты или уничтожены 22 советских танка и САУ. 26 ноября боевой группе записали уничтожение 21 танка противника, хотя она имела в строю всего 36 танков. Она отразила советскую атаку, проводимую эквивалентом двух полков. 23 ноября советские войска перешли к обороне в районе Кривого Рога.

         1 декабря 1943 года Лангкейту было присвоено звание полковника, а 7 декабря полковник Лангкейт был награждён Дубовыми листьями (№ 348) к Рыцарскому кресту за успешные действия в решающих боях за Водяную в конце октября. Для награждения он был отозван в Германию и не участвовал в боях за Кировоград в конце года.

Полковник Вилли Лангкейт,
командир 36-го танкового полка 14-й танковой дивизии,
кавалер Рыцарского креста с Дубовыми листьями, декабрь 1943 г.
(Oberst Willi Langkeit)

Полковник Вили Лангкейт

         В декабре 1943 г. 14-я танковая дивизия была направлена в район Кировограда и поступила в подчинение XI-го танкового корпуса 8-й армии группы армий «Юг». Дивизия держала оборону юго-восточнее Кировограда. С 26 декабря она была переведена в состав III-го танкового корпуса 8-й армии.

Боевые действия 14-й танковой дивизии
в сражении под Кировоградом 5–7 января 1944 г.

         1 января 1944 г. Мартин Унрейн был назначен командиром 14-й танковой дивизии и произведен в генерал-майоры.

Командир 14-й танковой дивизии генерал-майор Мартин Унрейн
(Martin Unrein)

Командир 14-й танковой дивизии генерал-майор Мартин Унрейн

         5 января 1944 года началось наступление советских войск в районе Кировограда. В этот же день 4 танка Pz.Kpfw IV 9-й роты (обер-лейтенант Кюн) и 7 штурмовых орудий (обер-лейтенант Куммер) III-го батальона под общим командованием обер-лейтенанта Кюна (Kühn) встретили около 45 советских танков (по другим данным – 21 танк) на дороге Ново-Александровка – Новгородка в 3 км северо-западнее высоты 187,9. В военном дневнике (КТВ) III-го танкового батальона сообщалось, что было уничтожено 18 T-34 и 6 T-34 соответственно, а затем боевые машины вернулись в место расположения батальона в Аджамке в 16 км восточнее Кировограда.

         7 января танки и штурмовые орудия 36-го танкового полка атаковали другую советскую танковую группу, которая приближалась к Кировограду с запада. Встречный танковый бой произошёл у железнодорожной станции Лелековка на линии Кировоград – Новоукраинка. При атаке железнодорожной станции было уничтожено 11 советских танков Т-34, при этом были потеряны 2 танка и одно штурмовое орудие (лейтенанта Кляйна). Один T-34 был захвачен экипажем обер-лейтенанта Кюна. По недостоверным данным это был танк командира танковой бригады, который, покинув танк, застрелился. Обер-лейтенант Кюн позже получил за этот бой Рыцарский крест.

         К полудню 7 января советские войска подошли к окраинам Кировограда. К утру 8 января Кировоград был полностью освобожден.

         Согласно военному дневнику (КТВ III./Pz.Rgt. 36) потери III-го батальона 36-го танкового полка за первую неделю боев под Кировоградом (с 5 по 11 января 1944 г.) составили 29 чел., из них 3 убитых, 16 раненых, 2 погибли при несчастных случаях, 1 пропал без вести, а также 7 тяжело заболевших. За это же время было потеряно 5 танков и 9 штурмовых орудий, из них только одно штурмовое орудие было потеряно безвозвратно.

Участие 14-й танковой дивизии в боях
в районе Корсунь-Шевченковского (Черкасского) "котла"
в январе–феврале 1944 г.

         23 января командующий 8-й армии генерал пехоты Отто Вёлер принял решение отвести с фронта на кировоградском направлении 14-ю и 11-ю танковые дивизии XXXXVII (47-го) танкового корпуса для создания резерва. 14-я танковая дивизия утром 25 января должна была подойти к Новомиргороду. За ней следовала 11-я танковая дивизия. Погода была крайне неблагоприятна для марша. Морозы чередовались с дождями и распутицей. Немецкие солдаты, ведя непрерывные бои, все больше теряли физические силы и моральный дух. К тому же почта доставлялась нерегулярно. В 14-й танковой дивизии солдаты не получали письма с родины в течение длительного времени, что отрицательно сказывалось на их эмоциональном состоянии.

         Численный состав сил и средств 14-й танковой дивизии находился на низком уровне. Во всех частях дивизии ощущалась нехватка личного состава. 22 января полная численность двух панцергренадерских полков была соответственно 1097 и 1042 человека. Все четыре панцергренадерских батальона по силе оценивались как средние. Танковый полк имел численность 838 человек. В разведывательном батальоне было 557 человек, в саперном – 504 человека. Вся дивизия насчитывала 8831 человек. Артиллерия дивизии на 22 января состояла из пяти САУ «Веспе», трёх САУ «Хуммель», 10-ти 10,5-см и 6-ти 15-см гаубиц, четырёх 8,8-см зенитных орудий, 3-х средних и 20-ти тяжелых противотанковых пушек. В 36-м танковом полку был только один танковый батальон – III-й. На 25 января в нем было 15 боеготовых танков и штурмовых орудий (7 Pz.Kpfw IV, 4 огнеметных танка и 4 StuG III). Вернувшийся из Германии командир 36-го танкового полка полковник Лангкейт должен был сформировать новую боевую группу из оставшихся 15-ти танков и штурмовых орудий его полка, 1-го батальона 103-го полка и 1-го дивизиона 4-го артиллерийского полка.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в составе
XI армейского корпуса 25–27 января 1944 г.

         Рано утром 25 января советские войска начали атаку на позиции 389-й пехотной и 3-й танковой дивизий. Наиболее опасное вклинение советских передовых отрядов было в районе Оситняжки.

         14-я танковая дивизия всю ночь совершала марш и утром 25 января вышла в район Златополь – Ново-Миргород. К полудню дивизия была подчинена XI (11-му) армейскому корпусу с задачей контратаковать наступающие советские части. В 13:00 дивизия начала контратаку против советских войск. Стоял плотный туман, поэтому авиационной поддержки не было.

         Части 14-й танковой дивизии были разделены на две боевые группы. Первая боевая группа командира 108-го панцегренадерского полка майора Гейнца фон Брезе-Виняри должна была наступать в северо-восточном направлении на Капитановку и состояла из 108-го панцергренадерского полка, 14-го разведывательного батальона, 2-го дивизиона 4-го самоходно-артиллерийского полка и зенитного подразделения. Вторая боевая группа командира 36-го танкового полка полковника Вилли Лангкейта была очень слабой и должна была наступать на правом фланге от Златополя в восточном направлении то же на Каменоватку.  Она состояла из подразделений ослабленного 36-го танкового полка (только 7 танков Pz.Kpfw IV, 4 штурмовых орудия и 4 огнеметных танка), I-го батальона 103-го и I-го артиллерийского дивизиона.

         Боевая группа фон Брезе быстро достигла ряда холмов между Капитановкой и Остиняжкой. Группа оказалась на пути главного удара советского наступления. Боевая группа Лангкейта сначала двигалась на восток, а пройдя Каменоватку, повернула в северо-восточном направлении на Россоховатку (совр. Береговое). Из-за усиливающегося тумана видимость становилась всё хуже. Неожиданно немецкая танковая колонна столкнулась с шедшими навстречу советскими танками. Фельфебель Циглер, который находился в головном танке,  с дистанции 50 метров подбил ближайший советский танк Т-34. После этого обе стороны вышли из боя. Немногочисленные танки 14-й танковой дивизии отошли в Россоховатку, ожидая подвоза боеприпасов и горючего.

         14-я танковая дивизия, имея очень мало танков, не могла закрыть разрыв в обороне на стыке XI-го армейского и XXXXVII-го танкового корпусов. Возле моста у Тишковки завязался бой между боевой группой фон Брезе и частями 29-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии.

         Группа Лангкейта в 20:30 получила горючее и боеприпасы.  Через час советские войска перешли в атаку и захватили северную часть Россоховатки. Ещё через час танки III-го батальона 36-го танкового полка и панцергренадеры I-го батальона 103-го полка отбили северную часть села.

         Утром 26 января началась оттепель, и пошёл дождь. Боевая группа полковника Лангкейта в 8 часов утра начала атаку в направлении Оситняжки. Стоял плотный туман. Видимость была не более 40–60 метров. В 10 часов немецкие танки натолкнулись на советские противотанковые пушки. Затем перешли в контратаку подошедшие советские танки. После трёх прямых попаданий был подбит танк командира роты лейтенанта Бауэра, и весь экипаж погиб. Немцы должны были отходить, поэтому командир танкового батальона приказал штурмовым орудиям уничтожить подбитый танк. В этом бою группа Лангкейта подбила один танк Т-34 и три противотанковые пушки. В это время советские войска начали атаку южнее, чтобы вбить клин между частями 14-й и 3-й танковых дивизий. Немногочисленная боевая группа Лангкейта повернула для соединения с направленной ей навстречу боевой группой 3-й танковой дивизии, но была отброшена к западу. Вечером 26 января в 14-й танковой дивизии оставались боеготовыми 3 танка Pz.Kpfw IV и 2 штурмовые орудия.

         Боевая группа майора Гейнца фон Брезе-Виняри утром 26 января выдвинулась на высоты западнее кладбища в Оситняжке и попала в тактическое окружение. Продолжая бой в течение всего дня, группа смогла продвинуться ещё севернее и заняла круговую оборону в лесу северо-восточнее Капитановки.

         27 января в 5:30 11-я танковая дивизия продолжила наступление в северном направлении, и ее танки, несмотря на сильный туман, который существенно ограничивал видимость, смогли преодолеть возвышенность к востоку от Капитановки и в 9:10 подошли к позициям окружённой северо-восточнее Капитановки группы фон Брезе 14-й танковой дивизии. В это время части советской 53-й армии продолжали атаковать позиции 3-й танковой дивизии, которая смогла, всё-таки, направить небольшой танковый отряд на помощь 14-й танковой дивизии.

         Подразделения 103-го панцергренадерского полка при поддержке четырех танков отбили атаку нескольких советских танков американского производства и захватили центр Россоховатки, но в результате последующей советской контратаки они были выбиты из села. Во второй половине дня подразделения 103-го полка дважды неудачно атаковали. Безрезультатные бои обошлись дорого. За два дня напряженных боёв вокруг Россоховатки, 26–27 января,  общие потери 14-й танковой дивизии составили 310 человек,  что было более четверти всех потерь,  которые понесла дивизия в январе.  К исходу  27 января в 14-й танковой дивизии осталось 3 боеготовые танка Pz.Kpfw IV и 2 штурмовые орудия.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в составе
XLVII танкового корпуса 27–31 января 1944 г.

         Вечером 27 января 14-я и 11-я танковые дивизии были подчинены XLVII (47-му) танковому корпусу, которым командовал генерал танковых войск Николаус фон Форман (Nikolaus von Vormann), в составе 8-й армии генерала пехоты Отто Вёлера.

         В середине дня 28 января советские 8-я и 155-я танковые бригады 20-го танкового корпуса вышли к Звенигородке с востока и юго-востока и соединились с 233-й танковой бригадой из 6-й танковой армии 1-го Украинского фронта, замкнув кольцо окружения Корсунь-Шевченковского (Черкасского) «котла».

         28 января 1944 г. командиром 103-го панцергренадерского полка был назначен подполковник резерва Вернер Муммерт (Werner Mummert), до этого командовавший 14-м разведывательным батальоном. 1 февраля ему было присвоено звание полковника резерва. 20 марта он был награждён Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту № 429 за заслуги в боях под Кировоградом и Черкассами.

         29 января немецкое командование пришло к выводу, что прорвать советскую оборону в районе Капитановки не удасться. Командир XXXXVII (47-го) танкового корпуса генерал танковых войск Николаус фон Форман предложил командующему 8-й армии генералу пехоты Отто Вёлеру временно разделить 14-ю танковую дивизию. Поскольку ее 108-й панцергренадерский полк (боевая группа фон Брезе) был отрезан севернее Капитановки, фон Форман предлагал 103-й панцергренадерский полк переподчинить 3-й танковой дивизии. Истощенный III батальон 36-го танкового полка 14-й танковой дивизии должен был стать на место 11-й танковой дивизии между Тишковкой и Писаревкой, а 11-я танковая дивизия передвигалась ещё дальше на запад.

         Боевая группа фон Брезе, отрезанная в лесу северо-восточнее Капитановки, получила приказ пробиваться на запад к Журавке для дальнейшего взаимодействия с частями 11-й танковой дивизией северо-западнее Турии. Вечером для смены 11-й и 14-й танковых дивизий прибыли части 320-й пехотной дивизии.

         30 января боевая группа фон Брезе, с которой у командования 14-й танковой дивизии не было сообщения уже четыре дня, пробилась в северо-западном направлении и вышла к Вязовке. Выйдя из своего тактического окружения, боевая группа фон Брезе попала в большое окружение вместе с частями XI-го и XXXXII-го армейских корпусов. Группа фон Брезе имела мало танков, пушек и панцергренадеров и была передана из подчинения 14-й танковой дивизии в состав XI-го армейского корпуса.

         Днём опять начали сгущаться свинцовые тучи, поднялся сильный ветер, пошел дождь, сменявшийся мокрым снегом. Больше всего на немецких передовых позициях страдала пехота. Панцергренадеры 14-й танковой дивизии в своем изношенном легком обмундировании, с головы до ног покрытые грязью, прикрываясь лишь плащ-палатками, днем промокали до нитки, а ночью замерзали. Если днем могла наступить оттепель, то ночью было очень холодно. Некоторые солдаты в окопах до утра умирали от сильного переохлаждения. Резко возросло число заболевших солдат.

         Потери 14-й танковой дивизии за январь составили 354 убитых в бою, 692 раненых и 130 пропавших без вести. В качестве пополнения дивизия получила всего 240 человек, к которым добавились 64 человека, вернувшихся после ранений. На 1 февраля 14-я танковая дивизия при штатной численности 11 890 солдат и офицеров имела в строю 8942 человек; боеготовыми были 4 танка Pz.Kpfw IV и 4 штурмовых орудия.

         Утром 1 февраля части четырёх немецких танковых дивизий (13, 11, 3 и 14-й) XXXXVII (47-го) танкового корпуса перешли в наступление на внешнем кольце Корсунь-Шевченковского (Черкасского) «котла». 2 февраля сдав свои позиции 320-й пехотной дивизии, слабые части 14-й танковой дивизии двигались по раскисшим дорогам за частями 3-й танковой дивизии к селу Искренное.

         На 4 февраля в четырёх танковых дивизиях XXXXVII (47-го) танкового корпуса было всего 59 боеготовых танков и штурмовых орудий, т. е. примерно треть от штатного числа боевых машин одной танковой дивизии. 14-я танковая дивизия располагала 5 танками Pz.Kpfw IV и 4 штурмовыми орудиями. В танковых дивизиях корпуса ощущалась также большая нехватка мотопехоты. В боевых подразделениях 14-й танковой дивизии имелся всего 551 панцергренадер.

         5 февраля частям 3-й и 14-й танковых дивизий была поставлена дневная боевая задача: занять крупное село Липянка и захватить высоты, расположенные севернее села. С востока Липянку атаковала боевая группа 14-й танковой дивизии под командованием командира 36-го танкового полка полковника Лангкейта. В его группу входили III танковый батальон, панцергренадерский батальон и дивизион самоходных гаубиц. Панцергренадеры, увязая в грязи, отстали от своих танков и штурмовых орудий, поэтому некоторые члены экипажей покидали свои машины и вели бой, как пехотинцы. Одно штурмовое орудие подорвалось на мине. Около 10 часов танки боевой группы Лангкейта достигли советских передовых позиций, из которых советская пехота была выбита в ближнем бою. Затем из-за высоты 205,2 открыли огонь советские противотанковые пушки, однако их расчёты ослепило взошедшее позади немецких танков солнце. III батальон под командованием майора Бернау воспользовался этим преимуществом и прорвался через советские артиллерийские позиции, раздавив несколько пушек и не потеряв ни одного танка.

         К полудню танки III-го батальона вышли на восточную окраину Липянки. Панцергренадеры попытались войти в село под огневым прикрытием танков, которые сначала в село не входили. Но панцергренадеры не смогли самостоятельно сломить советскую оборону на окраине села, и атака была продолжена вместе с танками и штурмовыми орудиями через фруктовые сады. По танкам был открыт миномётный огонь. Несколько танков были повреждены. Был тяжело ранен командир взвода лейтенант Рейнбабен. Затем получил ранение командир батальона майор Бернау. В командование танковым батальоном вступил лейтенант Мюллер. К исходу дня, несмотря на большие потери, группа Лангкейта смогла занять южную часть села и на ночь заняла круговую оборону. В течение вечера были отремонтированы два танка Pz.Kpfw IV, которые были повреждены днем.

         Начавшаяся рано распутица создавала большие трудности для переброски войск и для их снабжения. В журнале боевых действий III-го танкового батальона 14-й танковой дивизии за эти дни указывалось, что задачи посыльного в батальоне выполнял огнеметный танк, а для доставки боеприпасов и запчастей к нескольким оставшимся танкам были использованы шасси танков Pz.Kpfw IV, которые использовались для обучения механиков-водителей танков. До окончания распутицы они были главным средством для снабжения батальона.

         10 февраля дожди, шедшие уже несколько дней, ещё более усилились, и земля полностью раскисла. Последние подразделения 13-й танковой дивизии до рассвета 12 февраля отошли с плацдарма в Искренное и направились на усиление частей 11-й танковой дивизии, наступавшей на Звенигородку. На плацдарме их заменили части 14-й танковой дивизии. 13 февраля в 14-й танковой дивизии боеготовыми были 4 танка и 2 штурмовые орудия.

Прорыв Корсунь-Шевченковского (Черкасского) «котла»

         Подготовке к прорыву кольца окружения 15 и 16 февраля мешали плохая погода, почти полная непроходимость дорог, нехватка горючего и боеприпасов, а также большая накопившаяся усталость личного состава. 16 февраля III батальон 36-го танкового полка потерял 2 танка при попытке отбуксировать в тыл неисправный бронетранспортер. Все три гусеничные машины полностью застряли в глубокой грязи. После нескольких тщетных попыток вытащить их под периодическим обстрелом советской артиллерии, они были брошены в поле.

         Утром 16 февраля командующий 8-й армией генерал пехоты Отто Вёлер вылетел в Вербовец, а оттуда на «Кюбельвагене» направился в Ерки, где находились командный пункт 11-й танковой дивизии. Туда же прибыли командир XXXXVII-го танкового корпуса генерал танковых войск Николаус фон Форман и командиры 13-й и 14-й танковых дивизий генерал-майоры Микош и Унрейн. Командиры дивизий сообщили командующему армией о том, что в войсках не хватает не только горючего и боеприпасов, но и хлеба, ботинок, носков, медикаментов. Солдаты страдали от вшей, усилились инфекции. Большая часть танков и тягачей находилась в ремонте. Моральный дух войск и боевые возможности подразделений находились на низком уровне.

         Прорыв из окружения был начат в 23 часа 16 февраля, чтобы максимально воспользоваться темнотой и внезапностью. Основная масса выходящих из окружения подошли к реке Гнилой Тикич восточнее Лысянки. Всего из «котла» смогли выйти 27 703 немецких солдата и 1063 «хиви», а также вывезено 7 496 раненых.

         1 марта 14-я танковая дивизия была ненадолго отведена в резерв 8-й армии. В составе 14-й танковой дивизии было 6 средних танков Pz.Kpfw IV, 2 огнеметных танка, 4 штурмовых орудия StuG III и 6 командирских танков. В ремонте находились 4 Pz.Kpfw IV, 1 Pz.Kpfw III, 2 огнеметных танка, 3 StuG III и 2 командирских танка.

         С 23 марта по 6 мая 1944 г. обязанности командира 14-й танковой дивизии исполнял полковник Карл-Макс Грэссель (Karl-Max Gräßel), командир 108-го панцергренадерского полка. 26 июня 1944 г. командир 14-й танковой дивизии Мартин Унрейн (Martin Unrein) был награжден Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту Железного креста. 1 июля ему было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Генерал-майор Мартин Унрейн,
Кавалер Дубовых листьев к Рыцарскому кресту
Generalmajor Martin Unrein

Командир 14-й танковой дивизии генерал-майор Мартин Унрейн

Боевые действия 14-й танковой дивизии в Прибалтике
в августе 1944.

Участие дивизии в операции «Двойная голова» (Doppelkopf)

         1 июля 1944 г. командиру 14-й танковой дивизии Мартину Унрейну было присвоено звание генерал-лейтенанта. 15 июля дивизия была отведена с фронта вглубь Румынии в Цетерини для восстановления. 26 июля командир 108-го панцергренадерского полка полковник Карл-Макс Грэссель был награждён Немецким крестом в золоте.

         1 августа 14-я танковая дивизия была направлена из Румынии в Прибалтику. Она транспортировалась по железной дороге из Ясс через Венгрию, Богемию, Моравию, Польшу и Восточную Пруссию в Литву в район юго-западнее Шяуляя и поступила в резерв 18-й армии группы армий «Север». 14–16 августа эшелоны 14-й танковой дивизии разгружались на железнодорожной станции в Таураге (Taurage, нем. Tauroggen) на юге Литвы. 15 и 16 августа на станции Погегяй (Pogegiai, нем. Pogegen) в 30 км южнее Таураге выгрузился III танковый батальон.

         С 16 по 26 августа 1944 г. немецкое командование провело на территории Прибалтики наступательную операцию «Двойная голова» (Unternehmen Doppelkopf). Задачами операции было восстановление прерванного советскими войсками наземного сообщения между отрезанной группой армий «Север» на территории Латвии и Эстонии и группой армий «Центр» и возвращение стратегически важных районов Елгавы (Elgava, нем. Mitau) и Шяуляя (Šiauliai, нем. Schaulen).

         16 августа части 14-й танковой дивизии продвигались через лесистую и частично заболоченную местность у реки Венты западнее Шяуляя. Они прошли через Вайгуну и пошли дальше на Варпутенай. Всю ночь и в течение дня 17 августа танковый батальон двигался своим ходом от Погеген до западнее Смильгяй с последними частями дивизии. На марше вышли из строя из-за технических повреждений около 40 % боевых машин, большинство из которых было отремонтировано уже на следующий день. Колесные подразделения понесли потери личного состава на марше вследствие частых налетов советской авиации.

         17 августа передовые отряды 14-й танковой дивизии захватили две важные переправы через р. Венту, в том числе 35-тонный мост в 8 км севернее Шаукенай (Saukenai, нем. Schauken). Затем они атаковали в восточном направлении на Шяуляй и были остановлены советскими войсками в нескольких километрах восточнее от реки Вента севернее Шаукеняй. При этом советская артиллерия повредила 35-тонный мост через Венту. После этого основные силы 14-й танковой дивизии были переброшены севернее и к исходу дня проведены за частями дивизии «Великая Германия» через реку Венту в Куршенае для последующего наступления на юго-восток.

         18 августа 14-я танковая дивизия после переправы атаковала от Куршеная в юго-восточном направлении. 19 августа ее передовые отряды вышли на дорогу Кельме – Шяуляй в 14 км юго-западнее Шяуляя. Здесь в дивизию с марша прибыли последние подразделения.

         Личный состав I-го батальона 36-го танкового полка (I./Pz.Rgt. 36) был переведён 8–11 августа 1944 г. в Германию на учебный полигон (Truppenübungsplätze, Tr.Üb.Pl.) Графенвёр (Grafenwöhr) в Баварии. 11–15 августа на вооружение I-го батальона поступили 79 танков Pz.Kpfw V Ausf.G «Пантера», из них 6 командирских, 2 эвакуационные «Пантеры» Berge-Pz. V, 3 саперных бронетранспортера Sd.Kfz. 251/7 и 2 санитарных бронетранспортера Sd.Kfz. 251/8. Батальон имел в своем составе 4 танковые роты по 17 танков в каждой и штабную роту (11 «Пантер»).

         26 августа части дивизии двинулись маршем на Упесмуйжа, в 25 км восточнее Салдуса (Фрауенбурга). К этому времени в состав дивизии вернулся I танковый батальон «Пантер» 36-го танкового полка майора Молинари, и дивизия снова стала полноценным танковым соединением. В ее составе теперь было 135 танков и штурмовых орудий.

         Операция «Двойная голова» закончилась восстановлением наземного сообщения с группой армий «Север» между Тукумсом и Ригой, но другие задачи операции не были выполнены. Шауляй взят не был.

         28 августа 14-я танковая дивизия получила приказ на движение пешим маршем и транспортировку техники по железной дороге через Тукумс и Ригу в район западнее Эргли (Ergli). Дивизия поступила в резерв командования группы армий «Север» и расположилась в полосе обороны 18-й армии в районе Таурупе (20 км западнее Эргли) – Яунпилс.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в Латвии
в сентябре 1944 г.

         С 31 августа 14-я танковая дивизия получила несколько дней отдыха. В частях производился ремонт техники. 5 сентября 1944 г. исполняющим обязанности командира 14-й танковой дивизии был назначен полковник Оскар Мунцель (Oskar Munzel), руководивший до этого 1-й школой танковых войск в Берген-Хоне.

Полковник Оскар Мунцель
(Oberst Oskar Munzel)

Полковник Оскар Мунцель (Oberst Oskar Munzel)

         14 сентября части 14-й танковой дивизии были направлены в район южнее поселка Эргли, где советские войска смогли прорваться на участке 132-й пехотной дивизии.

         Вечером 16 сентября дивизия получила приказ на немедленную переброску через Ригу в район Балдоне. 18–27 сентября дивизия вела оборонительные. В жестких боях немецким войскам удалось остановить прорыв советских войск в направлении Риги.

         С 27 сентября до 4 октября части дивизии находились в Риге и ее окрестностях на отдыхе.

14-я танковая дивизия в Курляндском «котле» в 1944-45 гг.

14-я танковая дивизия: формирование, дислокация, организация, командиры

14-я танковая дивизия вермахта в операции «Барбаросса»

Боевые действия 14-й танковой дивизии у Ростова-на-Дону в конце 1941 г.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в первой половине 1942 г.

14-я танковая дивизия в Сталинградской битве в июле-сентябре 1942 г.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в Сталинграде в октябре 1942 г.

14-я танковая дивизия в Сталинградской битве в ноябре 1942 – январе 1943 г.

1 тд 2 тд 3 тд 4 тд 5 тд 6 тд 7 тд 8 тд 9 тд 10 тд 11 тд 12 тд 13 тд 14 тд 15 тд 16 тд 17 тд 18 тд 19 тд 20 тд 21 тд 22 тд 23 тд 24 тд 25 тд 26 тд 27 тд 116 тд "Виндхунд" 155 тд 155 рез. тд 178 тд 179 тд 179 рез. тд 232 тд 233 тд 233 рез. тд 273 рез. тд тд "Кемпф" Учебная тд тд "Норвегия" тд "Фельдхеррнхалле" "Фельдхеррнхалле-2" тд "Курмарк" тд "Гольштейн" тд "Силезия" тд "Ютербог" тд "Мюнхеберг" тд "Берген" тд "Клаузевиц"